antontsau (antontsau) wrote,
antontsau
antontsau

Хохлы жжгут - МинНойнец (с) ПиМ

Originally posted by tyler78 at МинНойнец (с) ПиМ
Пропустил шикарный текст "Петра и Мазепы" - МинНойнец. По слухам, сегодня на встрече блогеров с президентом (меня туда не звали, не дорос еще) об этом плане говорили:

"У нас миллионы граждан Украины ненавидят Украину – это медицинский факт, и мы ничего не делаем с тем, чтобы они перестали её ненавидеть. Восьмибитные патриоты на это, конечно же, скажут: «Ну як не люблять неньку, то й нехай пиз**ть на**й з нашої святої землі!», – но для меня, как для политтехнолога, такое решение ничем не отличается от боевых потерь в результате войны. Для меня содержимое человеческой головы пластично, и я считаю, что патриотизм является вполне пробуждаемым чувством, и, если мы этого не делаем – ну, значит, мы просто в информационной войне голые, босые и невооружённые; и враг косит наших людей тысячами, засылая в окопы наших квартир своих комиссаров.

И в этих условиях на государственном уровне пропаганде противника не противостоит ровным счётом никто. Могло бы противостоять Министерство культуры, но, я прошу прощения, в профессиональном смысле господин Кириленко – конкурент господина Стеця, и также, как и он, не является конкурентом дубового полена".

Текст под катом, очень интересно:
----------------------
Смотрите, леди и джентльмены, какая история. Макс Дрозденко зарегистрировал петицию с просьбой назначить Александра Нойнеца министром нашей украинской информационной политики (читай – пропаганды). В связи с тем, что Александр Нойнец – это я, логично было бы с моей стороны высказаться по этому поводу.

Первоначально я идею Макса воспринял довольно скептически. Потому что, во-первых, собрать 25 тысяч голосов непросто, а в случае со мной так и почти невозможно: я не Саакашвили, не Тимошенко и не Глок 17-го калибра, чтобы за меня подписываться. Во-вторых, потому что я же довольно одиозная личность, ко мне очень много претензий можно придумать, и даже стараться для этого не нужно. В-третьих, потому что в министры из Facebook пока не берут, и я не уверен, что это плохо. В-четвёртых, потому что вообще Министерство информационной политики наше за год работы показало эффективность, близкую к нулевой; и даже если предположить, что меня туда назначат, на этом министерском кресле уже насрано (как, впрочем, и на всех остальных министерских креслах – тут земля наша обильна).

Потом я подумал, что это может быть довольно забавным мероприятием само по себе, и даже сам за себя проголосовал. Ну смешно же, в самом деле, почти так же смешно, как про Гондурас и Тимошенко. Макс – вообще большой специалист по шуткам юмора и сатиры. И логично, что, не удовлетворившись установкой памятников невинно убиенному русскоязычному снегирю и говорящей лошади Лаврову, он решил развить успех в области троллинга и установить говорящий памятник в министерстве в моём лице.

А вот сейчас я смотрю и вижу, что за первые сутки петиция собрала уже 600 подписей, и понимаю, что это довольно много же на самом деле. 600 человек почему-то решили, что это достаточно смешная или интересная идея, чтобы за неё проголосовать. Наверняка же не всеми ими двигала такая же безответственность, как и мною. Многие же из них проголосовали потому, что действительно считают, что из меня получится министр информационной политики лучше, чем из Юрия Стеця.

И действительно, если исходить из логичного предположения, что даже из дубового полена получится министр информационной политики лучше, чем из Юрия Стеця; а у меня очень много преимуществ перед дубовым поленом, то почему бы для разнообразия не подумать над этой перспективой серьёзно.

Потому что на самом деле пропаганда – это крайне важно для страны на войне. Собственно, это жизненно важно, не менее важно, чем армия или полиция. Если у государства на войне не будет своей машины пропаганды, но будет армия, то довольно быстро эта армия станет армией какого-нибудь другого государства, а страна запылает сразу с нескольких концов.

Пока что у нас ситуация с пропагандой носит совершенно дикий волонтёрский характер. Какое-то информационное ополчение само, на внутреннем ресурсе придумывает для себя механизмы и правила информационной политики, и реализует их, пытаясь как-то бороться с государственной машиной пропаганды Российской Федерации. А в РФ могучая машина государственной пропаганды. И хотя основная мощь её направлена на внутреннего потребителя, очень много усилий тратится и на украинских граждан как на свободной территории, так и на захваченной «ДНР» и «ЛНР».

И если даже поверить в маловероятный сценарий того, что каким-то немыслимым образом военными и политическими механизмами нам удастся выбросить российских захватчиков из Украины, я пока что всё равно не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы подавить информационное присутствие на территории Украины пропагандистской машины РФ, если мы продолжим в том же духе.

То есть, даже когда у нас закончится война военная (смешное словосочетание) с РФ, – что произойдёт явно не в этом и даже не в следующем году, – то информационная на этом не закончится. У нас миллионы граждан Украины ненавидят Украину – это медицинский факт, и мы ничего не делаем с тем, чтобы они перестали её ненавидеть. Восьмибитные патриоты на это, конечно же, скажут: «Ну як не люблять неньку, то й нехай пиз**ть на**й з нашої святої землі!», – но для меня, как для политтехнолога, такое решение ничем не отличается от боевых потерь в результате войны. Для меня содержимое человеческой головы пластично, и я считаю, что патриотизм является вполне пробуждаемым чувством, и, если мы этого не делаем – ну, значит, мы просто в информационной войне голые, босые и невооружённые; и враг косит наших людей тысячами, засылая в окопы наших квартир своих комиссаров.

И в этих условиях на государственном уровне пропаганде противника не противостоит ровным счётом никто. Могло бы противостоять Министерство культуры, но, я прошу прощения, в профессиональном смысле господин Кириленко – конкурент господина Стеця, и также, как и он, не является конкурентом дубового полена.

Но хватит о грустном. Я проконсультировался с друзьями и партнёрами. Мы потратили на раздумья немало времени, точно не меньше 20 минут, и пришли к выводу, что теоретически я действительно мог бы неплохо справиться с задачей построения системы ведения информационной войны с превосходящими силами противника. И вот как бы я это сделал.

Во-первых, для начала я распустил бы министерство. Раньше я слышал, там министерство жаловалось на то, что у него маленький бюджет, и даже показывало его; я читал роспись, в ней фигурировало 900 пачек бумаги на год. Это очень здорово, но я готов сэкономить государству 900 пачек бумаги и начать работу с того, чтобы это ведомство распустить. Мне не нужны министерство, кабинет, бюджет, штат и прочая мутная бюрократическая ерунда. Единственная причина, по которой я в это ввязываюсь, – мне потребуются министерские полномочия. От государства мне нужна страшная корочка, метла и собачья голова. Дальше я уже сам соберу команду отвратительных назгулов и наведу на врагов мрак и ужас.

Если у министерства есть 900 пачек бумаги и штатное расписание – будьте мне спокойны, оно займёт всё штатное расписание бюджетниками и начнёт придумывать себе работу, чтобы исписать эти 900 пачек бумаги.

Не нужно ничего подобного. Нужно создавать миф. Сам бренд «Министерство информационной политики» – это уже очень крутой инструмент информационной войны. Нужно этим пользоваться. Враги должны знать, что в стране есть такое министерство, что в нём работают отвратительные жуткие персонажи, у которых одна рука по локоть в крови, а другая – по локоть в говне; у которых нет никаких моральных принципов, и единственное, о чём они думают, ложась по вечерам спать, – а не мало ли они загипнотизировали жителей молодых республик Донбасса и не мало ли они оплевали светлый лик Путина и апостолов его.

Поэтому я наберу в помощники людей, готовых наводить жуть и трепет на врагов; людей, готовых к тому, что у них не будет никакого позитивного имиджа. Мы будем министерством информационных диверсантов, наша задача – чтобы нас боялись и не понимали, наша задача – путать мысли в голове у честных, но тупых новороссов и путинороссов.

Я пока не знаю наверняка, кто будут эти люди (ха-ха-ха! конечно же, знаю), но совершенно точно это будут циничные и прожжённые люди, а не белые воротнички, заботящиеся о том, чтобы, не дай бог, враги не нашли на них компромат. Так что совершенно гарантированно я позову в свою команду Александра Барабошко. Потому что он провокатор и злодей, а мне нужны провокаторы и злодеи. И совершенно гарантированно я позову в команду Макса Дрозденко. Потому что это сейчас ему нравится рассказывать о том, какой он кристально честный бизнесмен, а на самом деле он пират и может устроить ад на ровном месте, а наша задача именно в этом и будет состоять. И ещё я планирую чисто из эстетических соображений пригласить в команду Фрэнка Хорригана из ЦК «Азов». Потому что он страшный, как смерть, и олицетворяет всё то, что мы ожидаем увидеть в лице укрофашистского карателя. Также попробую пригласить: Александра Володарского из его Потсдама, потому что карателей-праваков надо уравновешивать карателями-леваками; Хомака из его Тель-Авива, потому что жидобандеровская хунта обязательно должна пригласить кого-то из Тель-Авива, а человек, создавший «Луркмор», – это именно то, что нужно людям, собирающимся заниматься информационной войной.

И это только надводная часть айсберга. Ещё будет и подводная, о которой будет известно только то, что она есть, и это именно она выпила всю воду из крана у каждого россиянина.

С кадровым составом более-менее определились. Как мы определим направления работы. Сделаем это следующим образом. У нас будет всего два направления деятельности – поощрять всё хорошее, что имеется в медиапространстве, и давить всё плохое.
И географически у нас для этого имеются следующие аудитории:

– внутренний рынок, проукраински настроенная аудитория;

– внутренний рынок, антиукраински настроенная аудитория;

– аудитория «молодых республик»;

– аудитория РФ;

– зарубежная, условно говоря – европейская и американская аудитория.


И с каждой из этих аудиторий мы будем работать различным образом.

Внутренний рынок, проукраински настроенная аудитория

У проукраински настроенной аудитории нет никаких особенных проблем, она и так уже проукраински настроена. В отношении неё требуется только использование совершенно чистых, белых и открытых инструментов цивилизованной коммуникации.

Для этой аудитории мы наладим коммуникацию «власть – общество», на данном этапе практически отсутствующую. Родине не хватает освещения хода реформ. Потому что даже в тех случаях, когда, по сообщениям VoxUkraine, реформы у нас всё же происходят, информирование общества о них совершается из рук вон плохо. А значит, требуется скоординировать работу пресс-служб министерств и СМИ. Требуется связывание разрозненных информповодов об успехах реформ в Украине в единый поток. Окей, это можно реализовать.

Далее, мы со временем заставим внимательно следить за словами ребят из антиукраинских медиахолдингов. Кажется, что это страшно непростая и прям-таки нереализуемая задача. Извините, пацаны, но это ложь. Источники финансирования украинских СМИ так же непрозрачны, а редактора их так коррумпированы, что устроить контрольную закупку материала и поймать в итоге за руку – не очень сложная задача. И в целом, мы поставим себе за цель последовательное усложнение негативной пропагандисткой деятельности для очевидно каких медиахолдингов. Тут я, извините, обо всём грязном и неконституционном инструментарии умолчу, но одно гарантирую – изобилие судебных процессов по всем вопросам сразу.

Ну и третьим шагом станет создание института грантового финансирования конструктивных проукраинских медиапроектов. Первым медиапроектом в списке на грант станет давно и многократно это заслуживший InformNapalm. Это великие люди, и они должны базироваться в самом крутом бизнес-центре в самом большом офисе, и там должны сидеть десятки людей и работать на самых больших и красивых компьютерах. Потому что это наш украинский Bellingcat с огромным информационным потенциалом, информационный проект национального уровня, которым бы гордилась любая страна в мире.

И блоггеры тоже должны получать гранты. Горький Лук должен получить грант, Елена Степовая должна получить грант. Да много кто, в общем, должен получить грант. Нам нужно, чтобы эти люди не отвлекались от своей информационной деятельности и не искали кусок хлеба насущного.

Отдельно оговорю: «Пётр и Мазепа» не получит никаких грантов.

Того и довольно. Реализация этих трёх проектов уже разгонит тучи над головой в достаточной степени. А тем временем переходим к следующей аудитории.

Внутренний рынок, антиукраински настроенная аудитория

Сюрприз-сюрприз, у нас есть такая аудитория в стране, и имя ей легион. И, сюрприз-сюрприз, она находится в основном на юге и востоке Украины, простираясь от Харькова через Днепропетровск до Одессы, географически удивительным (нет, не удивительным) образом совпадая с территорией «Небесной «Новороссии» Игоря Ивановича Стрелкова.

С этой аудиторией мы будем поступать очень просто. Мы будем на точно такой же грантовой основе спонсировать уже существующие местные издания, чтобы они ругали Украину.

Совершенно верно, чтобы ругали. Если бы я был деревянный по пояс с двух сторон, и хотел бы потратить деньги громко, но бессмысленно, я бы сказал, что эти регионы надо срочно дерусифицировать, провести в них фестиваль вышиванки, автопробег «Слава Украине» и конкурс борща «Украина єдина» силами заслуженных работников горисполкома. В результате местное население пришло бы к логичному выводу, что укропы совсем уже взбесились, и даже лояльное население покрутило пальцем у виска, на чём пропаганда бы и закончилась.

А мы будем спонсировать русскоязычные левацкие издания, ругающие Украину. Мы будем подкупать их редакторов, чтобы они продолжали в том же духе, но смещали акценты. Чтобы эти ребята рассказывали, к примеру, что очень плохо, что у нас в городе асфальт укладывается так медленно и криво. Потому что если мы продолжим в том же духе, то опустимся не то, что до уровня отвратительной российской глубинки, а вообще до уровня «ДНР». И в целом будем добиваться, чтобы они всегда давили на то, что у нас очень плохо и неправильно живётся, почти так же плохо, как в безумной тоталитарной РФ.

Потому что если человек не любит Украину и привык на неё жаловаться, то бессмысленно скакать у него перед носом гопака и кормить варениками с вышиванками. Есть простая, вполне утилитарная боевая задача – чтобы в этой местности не было ни малейшей поддержки сепаратизма. И для достижения этой задачи люди, которые совершенно точно знают, что они живут плохо, не должны убеждаться в том, что они живут хорошо. Хотя бы потому, что это неправда – они действительно живут плохо. Но они должны уяснить, что соседи живут гораздо хуже, и навсегда лишиться желания жить так же плохо, как соседи.

Ну и, разумеется, гранты для тех здравых и функционирующих проукраинских региональных блоггеров и прочих информационных проектов с задачей углубляться в региональную специфику. В идеале мы должны создать региональную информационную сеть лидеров мнений, транслирующих умеренную перемогу (очень важно, чтобы умеренную, потому что умеренную логичную перемогу оппоненты слышат, в отличие от перемоги тотальной и безудержной, которая является продуктом сугубо для собственного потребления) по нашим темникам.

Да. Я сказал это слово. Темники. Совершенно верно. Мы простые и грубые люди, жестокие и нецивилизованные. Мы будем подсказывать темы для освещения. Это плохо для независимой цивилизованной журналистики по высоким стандартам BBC? Очень жаль. Напоминаю, мы собираемся строить министерство манипуляций и пропаганды, совершенно оруэлловский Миниправ военного времени. Извините. Я без малейших сожалений готов лишиться имиджа честного и доброго человека, если вдруг у кого-то были фантазии на тему того, что я честный и добрый. Кто не верит – сейчас докажу. Смотрите, что мы делаем на оккупированных территориях.

Пропаганда на оккупированных территориях

На оккупированных территориях мы начинаем спонсировать каждую собаку, способную лаять. В голодном Донбассе подкупить редактора какой-нибудь «Правды Новороссии» недорого выйдет. Судя по тем ребятам, которых я оттуда знаю, копейки будут. А взамен за уплаченные деньги мы начинаем от них требовать, чтобы они стали бóльшими новороссами, чем сам Захарченко, чем небо, чем Аллах. Чтобы они начали нагнетать бешеный градус зрады: почему наши танки ещё не в Киеве? Что, Захарченко, продался шоколадному фюреру? Почему попраны идеалы Игоря Ивановича Стрелкова? Да и сам он, кстати, где? Где наш народный губернатор Паша? Почему в Киеве уже начался отопительный сезон, а в Донецке – нет? Кого расстрелять за плохое выполнение приказов Владимира Владимировича Путина? Не пробрались ли предатели в Верховный Совет ДНР? Что за вопрос?! Разумеется, пробрались! И много! Давайте начинать тыкать пальцем! Всех на подвал, контру эдакую! Пора честно, смело и решительно выступить против жидобандеровцев в правительстве! Расстреляем всех врагов народа, и только тогда заживём!

В общем, как легко заметить, спонсируем в молодых республиках их собственных Ляшко, Фарион и Тягнибоков, а параллельно упираем на то, что недостойно гордого новоросса жить хуже, чем «подлые хохлы жируют в Украине во своей паскудной».

Разумеется, руководство новороссов тоже не совсем дебилы, и они попробуют позакрывать какие-то СМИ. Но видите ли, господа, все СМИ сразу закрыть нельзя. И тут вступает в ход вторая часть плана. Мы не будем скрывать того факта, что спонсируем СМИ «Новороссии». Незачем стыдиться таких вещей, мы не Путин. У нас всё честно и открыто, «ихтаместь!», мы спонсируем редакторов и журналистов ваших молодых республик, и гордимся этим. Писаки ваши, блоггеры, стримеры и активисты – укропские агенты через одного, ага. А теперь начинайте угадывать, кого мы купили, а кого – нет. Подозревайте всех, мы вам поможем. А ещё лучше – не верьте никому. Потому что именно это нам и нужно. Не читайте новоросских газет перед едой, в них укропы насрали. Никаких других нет? Правильно, вот никаких и не читайте.

Предвосхищая разговоры о том, что мы собираемся спонсировать новоросский терроризм и деньги, которые мы заплатим условному Тёме Тимченко, пойдут на снаряды для сепарской арты – важная инфа. Нет, не пойдут. На пенсионный счёт Тёмы они пойдут, и никому в «ДНР» их Тёма ни за что не покажет, чтобы, не дай бог, на подвале не оказаться в подогретой нами атмосфере адовой подозрительности.

И телеканал. Нам нужен свой телеканал. Извините. Для вещания на прифронтовой территории. Ситуация, при которой даже наши собственные бойцы выключают «5-й канал» и начинают смотреть «Сепар-ТВ», говорит о том, что восьмибитная пропаганда не работает. Работает критика. Работает негатив. Работают рассказы о том, как всё плохо в Украине. Просто важно показывать те моменты, которые очевидно лучше, чем в «молодых республиках», и на этом строить всю логику вещания.

И смело и безудержно показывать советские кинофильмы. Не нравятся вам советские кинофильмы? А мне плевать, дорогие друзья, что вам нравится. Вы уже и так патриоты, вас я пропагандировать не хочу. Вы, когда на рыбалку идёте, наверное, тоже в качестве наживки используете не бургеры и виски с колой, а червяков. Хотя уверен, что сами вы червяков не едите. Вот так и здесь. Не надо смущаться тем, что мы тут по христовым заветам ловим не рыб, а человеков. Надо отдавать себе отчёт, что с эллином надлежит быть, как с эллином, а с иудеем – как с иудеем. А с «новороссом» – как с «новороссом». И показывать совку советское кино – это правильная стратегия. Советское кино, американские боевики 1980-х, французские комедии с Депардье и Луи де Фюнесом, а в промежутках между ними ругать Порошенко за то, что совсем уже сдурел – так рано начинать отопительный сезон и так сильно топить. И что только идиот может повышать размер минимальной заработной платы и социальные обязательства государства в такой трудный период, создавая дополнительную нагрузку на бизнес.

Ещё у нас есть в запасе недодуманная до конца идея создавать пиратские тиражи донбасских газет, копирующих вёрстку имеющихся изданий, но со сменой акцентов в контенте. Но я пока не придумал, как мы решим вопрос с логистикой и распространением.

В интернете стратегия точно та же самая – создавать как можно больше «новоросских» народных групп в соцсетях и заниматься в них «укропской» пропагандой, параллельно обвиняя в «укропской» пропаганде все прочие группы, а по возможности – подкупая их модераторов, чтобы «укропская» пропаганда там действительно иногда появлялась. Таким образом создавая головокружение и неразбериху и понижая уровень доверия ко всей информации в «молодых республиках». Нам нужна атмосфера тотального страха и недоверия. «Укропские шпионы» везде, на каждого патриота «Новороссии» из зеркала должен смотреть недобитый «укроп».

И наши лучшие друзья в этом деле, как обычно, все семь смертных грехов, а также ложь и провокация. Ура!

Пропаганда в РФ

Мы занимаемся информационной войной. Поэтому наша задача – посеять в РФ страх перед «укропскими карателями» и максимально широко осветить всю активность Украины по построению диверсионной сети провокаторов и террористов «УкроИГИЛ» и «Правого сектора» в каждом городе и селе РФ. Нужно показать, что украинцы – не те добрые и цивилизованные люди, которых и захватить не грех. Мы уже внедрили своих агентов в каждый утюг, и будем карать в лучших традициях фобий Крылова и Холмогорова. Не надо нас любить, нас надо бояться; первого россиянина каждый из нас убил, когда Кадыров ещё под стол ходил. Разветвлённая сеть террористических организаций должна брать на себя ответственность за каждый украденный люк на дорогах Российской Федерации.

Потому что легко сказать по заветам Подеревянского, что наша национальная идея – «від’ї*іться від нас», сесть, и радоваться. Проблема в том, что просто так, потому что мы так хотим, не від’ї*уться. Мы не страшные. Кадыров страшный. А мы нет. Кадыров взрывает и убивает россиян. А мы – нет.

Правильный ответ очевиден – мы должны стать в сознании россиянина страшнее, чем кадыровцы. Не нужно стремиться к братской любви; любовь – плохо контролируемое чувство, сегодня она есть, а завтра брат тебя уже в Крым насилует по-братски. Вызывать опасения гораздо продуктивнее. И любовь, и страх продуцируют уважение. Но когда речь идёт о людях злобных и тупых, – а в РФ, к сожалению, правят бал именно злобные и тупые люди, – страх гораздо надёжнее защищает от будущих проблем.

С Российской Федерацией в её текущем виде нельзя дружить. Её нужно пугать. Это не значит, что я русофоб. Это значит, что я ненавижу Российскую Федерацию и хочу её уничтожения. Dixi.

Пропаганда в ЕС и США

Об этом мне очень трудно писать, потому что я человек войны, а не мира. Западным ребятам мы должны показать, что а) в Украине их инвестиции будут защищены, и б) Украина – страна дешёвого и интересного туризма.

Обе этих задачи, по большому счёту, лежат на МИДе, Минкульте и Госагентстве по туризму и курортам. Поэтому единственное, что мы можем предложить на этот счёт – это диалог, сотрудничество, координацию и участие в общих проектах.

С нашей же стороны важно сохранять всё то же самое – поддерживать информационные проекты, имеющие экспортный потенциал, например, VoxUkraine, Voices of Ukraine и всё тот же InformNapalm, и провоцировать создание новых подобных экспортных проектов.

Признаюсь честно, на данном этапе я не готов говорить о системной информационной политике, направленной на западную аудиторию. Этот вопрос требует привлечения других экспертов, и придумывания чего-то новенького.

Кажется, это все инструменты, которые можно озвучить публично. Будут другие, но они совсем подлые, поэтому их публично я озвучивать не буду.

И напоследок самый важный вопрос: на какие деньги всё это мероприятие будет существовать?

Отвечаю: частных зарубежных инвесторов, а также местного бизнеса. По слухам, господин Саакашвили привлёк в частных западных фондах 30 миллионов только на финансирование своей команды на условиях no questions asked. Это говорит о том, что западные фонды готовы щедро финансировать все украинские проекты, которые кажутся им продуктивными. Скромно замечу, что реализация хотя бы части вышеописанной программы приведёт к заметному повышению инвестиционной привлекательности Украины. По той простой причине, что снизит риск реваншей регионалов, новых майданов на ровном месте и повысит сложность вербовки террористов в регионах Украины из местного населения. Информационная безопасность и стабильность очень быстро конвертируются в фактическую безопасность государства. А фактическая безопасность государства приводит к росту экономики и притоку инвестиций. А значит, инвестировать в предлагаемый мною проект «Апокалипсис по нашему сценарию» – выгодно даже в очень короткой перспективе. Потому что Апокалипсис по нашему сценарию отменяет Апокалипсис по чужому сценарию.

По срокам реализации проекта в целом я вынужден разочаровать любителей быстрой победы. Даже на частичное разворачивание структуры уйдёт, как минимум, полгода. Да, первые шаги можно предпринимать практически сразу же, но системный результат начнёт закрепляться только через год активного колбасева по всем фронтам. И добиться нормальных результатов в юго-восточных регионах удастся очень не сразу. Спутниковые тарелки отлично принимают «Россию 24», и отучить людей – дело не одного дня. Это работа на года и года. Извините, если разочарую, но, если нам 10 лет срали в голову сериалом «Солдаты», а до этого ещё 10 лет – сериалом «Менты», то за 2 месяца это не лечится.

Тем не менее, начинать когда-нибудь надо. И мой план вот такой. Может быть, есть люди, которые справятся лучше. Может быть, есть люди, у которых план лучше. Может быть, есть люди, которые достигли в информационных войнах большего, и они готовы взяться за это дело вместо меня. Буду рад, если такие люди есть.

Если нет – ну, что я могу сказать? Проголосуйте за петицию. Она не даёт ни малейшей гарантии того, что мы по итогу получим хотя бы тень необходимых полномочий. Но, по крайней мере, если там соберутся необходимые 25 тысяч подписей, то мы сможем сказать, что мы сделали всё, что смогли. Наше дело – предложить.

25 тысяч человек – это очень много людей. Поэтому, чтобы я был действительно уверен в том, что я сделал всё, что мог, я прошу вас выполнить три пункта программы: во-первых, проголосовать самостоятельно; во-вторых, разослать друзьям и родственникам и лично настойчиво попросить их тоже проголосовать; и в-третьих, распространить среди знакомых, чтобы они тоже проголосовали.

П.С.: Предваряя вопрос, а зачем мне это всё надо, отвечаю: у меня очень простая мотивация – я тщеславный и самодовольный. Я не буду врать всю положенную ерунду про патриотизм и желание спасти Украину. Я тщеславный, и мне этого достаточно. Я не хочу, чтобы меня все любили, я хочу просто вызывать любые сильные эмоции. Не ждите, что я буду хорошим министром. Потому что, если даже произойдёт невероятное, и я стану министром – я буду очень плохим, злым и страшным министром, беспринципным и совершенно не уважающим закон.

Александр Нойнец


********
(далее уже от меня - АЦ)

 Хотя лично я считаю контрпродуктивной саму идею "моск это пластично". Это не моск, а говно. А те, у кого в черепе именно говно а не мозги - НЕ НУЖНЫ и сильно мешаются, повышают убытки и риски.



Tags: перепсто, политота, управлять миром незаметно для санитаров, хвост колечком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments